На главную
 
Перейти на сайт
  • Гермес-тур, 394-555
Перейти на сайт
  • Караван 12, 39-10-70
Перейти на сайт
  • Ларкон-тур, 366-052 
Перейти на сайт
  • Поехали, 59-39-89
Набережночелнинский Альянс Туристических Агентств «НАТА»

Набережночелнинский Альянс Туристических Агентств «НАТА» создан в 2007 году.
Главной целью своей работы участники «НАТА» поставили перед собой создание в Набережных Челнах полноценного и конкурентоспособного рынка туристских услуг, который предлагает туристам качественный и многообразный отдых.
 В настоящий момент в «НАТА», входят 7 туристических агентств города Набережные Челны.
Каждое туристическое агентство, входящие в состав «НАТА», ставит во главу угла туриста, его интересы и его желание получить полноценный отдых. С каждым годом география путешествий расширяется и туристам предлагаются новые страны, отели, экскурсионные маршруты. Чтобы иметь возможность предложить качественный и многообразный отдых в агентствах много времени уделяется развитию каждого менеджера по туризму. Ведь в туристическом бизнесе профессионализм менеджеров играет немаловажную роль.
Турагентства «НАТА» гарантируют профессиональный подход к Вашему отдыху и широкий выбор стран для Вашего личного путешествия!
Мы готовы предложить Вам и Вашим близким незабываемое путешествие в новую или ставшую уже любимой страну.

СПЕШИТЕ! Время отдыхать пришло!

Франция. Эльзас

В этой статье мы приведем 25 эльзасских городов и что там необходимо сделать. 

  1. Кольмар. Проплыть по каналам.

Венеций – вторых, маленьких, северных – по миру не счесть. Есть своя и в Кольмаре, узловом городе Эльзасского винного пути. Квартал вдоль реки Лош по-немецки аккуратен и по-французски цветист, пахнет не тиной, а гортензиями. От вина ли от цветов, но кажется, что девушки здесь самые красивые во Франции. Поэтому и романтические легенды живут в каждом фахверковом доме: любовь, легко вспыхивающая на тесных кольмарских улочках, конфликтовала с клановыми интересами огородников, кожевников и рыбаков.

  1. Кольмар. Попробовать тарт фламбе.

Параллели с Италией не заканчиваются: в эльзасской Венеции едят эльцасскую пиццу. Фламкюхе, или тарт фламбе, это тонкий слой теста, слой сметаны, бекон, лук и сыр. На этом эмблематическом региональном блюде специализируется реcторан La Krutenau. Пройти мимо никак не получится: он – часть растиражированного моста Тюррен, и именно от его террасы отчаливают прогулочные лодочки.

  1. Гогенбург. Поклониться святой Одили.

Свято место пусто не бывает – это как раз про гору Сент-Одиль. Задолго до того, как меровингская принцесса Одиль, позже покровительница Эльзаса, основала здесь монастырь, кельты облюбовали гору для своих обрядов. О чем свидетельствует древняя 10-километровая стена из гигантских каменных блоков., тянущаяся по склону. Сегодня десятки тысяч паломников идут путем кельтов, чтобы поклониться могиле Одили и вылечить глазные недуги: сама принцесса исцелилась от слепоты, приняв крещение.

  1. Мюлуз. Поздороваться с кочегаром.

«Город поездов» раньше назывался Музеем французских железных дорог и привлекал соответствующую публику – отцов-романтиков, желающих воспитать в детях патриотизм, и мальчиков, мечтающих стать транспортными инженерами. В 1995 году скучную линейную экспозицию преобразовали в мизансцены. Винтажные поезда поместили в их «прижизненный» контекст, манекены, одетые по моде 1920-х годов, заняли места в купе и в кабине машиниста. Под саунтрек из паровозного пыхтения, гудков и грохота колес посетители гуляют по перронам, поднимаются в вагоны, фотографируются на дрезине и жмут пластиковую руку манекена-кочегара.

  1. Мюлуз. Следить за питанием.

Кормление морских котиков – эпическое зрелище. В назначенный час на трибунах в зоопарке Мюлуза собираются туристы с камерами, самые активные ссорятся за место в «фотоложе», откуда открываются лучшие виды. Котики хлопают ластами при виде свежей рыбы, зрители хлопают в ладоши при виде котиков. Помимо кормления котиков, здесь можно увидеть кормление лемуров, пеликанов и волков.

 

  1. Порадоваться черному.

Женщины Эльзаса так часто носили траур по погибшим на войне мужчинам, что массивный черный бант на голове стал частью национального костюма. Черный цвет стал символом торжества, а не грусти. Знаменитый бант повязывали ко всем большим праздникам, украшали тесьмой, кружевами и пестрой вышивкой, а когда Эльзас присоединили к Германской империи, - ленточкой французского триколора. Красный цвет юбки стал преобладать над традиционными зелеными и фиолетовыми после Второй мировой войны как символ патриотизма.

 

  1. Страсбург. Увидеть центр Европы.

Страсбург символизирует примирение Германии и Франции, - стран – пионеров европейской консолидации, и именно на него приходился географический центр объединенной Европы до того, как в 1995 году она кардинально расширилась на север, а затем, в 2004 – на восток. Сверкающий «колизей» имени Луизы Вайс, предназначенный для заседаний, стал центром официозного квартала. Весь комплекс как бы устремлен на восток – туда, куда в 1999 году, на момент завершения его строительства, Европа только мечтала расшириться.

  1. Унинг. Покориться стихии.

Маленький канал Унинг, ответвляющийся от Рейна тем, где сходятся три границы – Франции, Германии, Швейцарии, ведет бурную светско-спортивную жизнь. Он отдан любителям водного экстрима – рафтинга, каноэ, каякинга и гидроспида. В парк развлечений Eaux-Vives 20 лет назад преобразовали заброшенную портовую зону &‐ на месте старых доков прорыли искусственное зигзагообразное русло с порогами и рейками, по которым можно спускаться дополнительные препятствия на время состязаний.

  1. Суфленхайм / Бетшдорф. Оценить формы.

Кухня Эльзаса не типична для Франции, и посуда здесь специальная: формы для ребристого кекса куглофа и пряничного человека Маннала, овальные сотейники для рагу из трех сортов мяса бекеоффе, кастрюли для шукрута и сердцевинные поддоны для черешневого клафути. Очаги местного гончарного промысла – Суфленхайм и Бетшдорф, где мужчины из поколения в поколение выкручивают эти формы, а женщины воспроизводят трогательные орнаменты – оборочную вязь, ромашки и птичек.

  1. Форт Шоненбург. Пересечь линию Мажино.

Если Стасбург в непростых отношениях французов и немцев символизируют мир и сотрудничество, то линия Мажино, тянущаяся вдоль границы, остается напоминанием об их истинных чувствах к друг другу. Комплекс из бункеров и блиндажей, казематов и подземных складов для боеприпасов появился между двумя мировыми войнами и совершенно не оправдал возложенных на него надежд. Настоящим героем Мажино стал форт Шоненбург: за первые 10 месяцев Второй мировой из его бронированной «головы» было выпущено 17197 снарядов.

  1. Наесться от души.

Шукрут – квашенная капуста, тушенная на свином жире с белым вином, - сегодня королева эльзаской кухни. Но в памяти еще свежи те времена, когда блюдо презрительно называли «компостной капустой» и не пускали дальше бедного крестьянского стола. Чтобы не сдать завоеванных позиций, капуста окружила себя верными союзниками: набрала в свиту тонких страсбургских сосисок, упитанных франкфуртских и жирных монбельарских. Плюс картошка, ягоды можжевельника и завязи душистой гвоздики.

 

  1. Кинцхайм. Покормить хищников.

Андский кондор пикирует в толпу школьников. Стервятник прогуливается по их вытянутым ногам, выискивая в складках штанов разбросанные дрессировщиком кусочки мяса. Ястребы присаживаются на кожаную перчатку, надетую на дрожащую руку добровольца из публики. Хищные птицы – новые хозяева замка Кинцхайм, точнее, его колоритных развалин. Здесь они размножаются, учатся охоте и дают от двух до пяти «спектаклей» в день.

  1. Стасбург. Угодить в Средневековье.

Искусствоведы замучились дробить центр Страсбурга на исторические монументы, выбирая между пламенной готикой и честным фахверком. Мэрии надоело штамповать памятные таблички на стены всего – от бакалейной лавки до аптеки. Поэтому в 1988 году квартал, компактно расположившийся на острове посреди реки Иль, весь целиков внесли в Список Всемирного Наследия ЮНЕСКО  как образец средневекового урбанистического ансамбля. Сердце его – квартал Маленькая Франция получил имя вовсе не за концентрированный французский стиль, а в честь хосписа для больных сифилисом: болезнь была известна в мире как «французская зараза».

  1. Кольмар. Обрести свободу.

Металлический каркас американской статуи Свободы проектировал парижанин Гюстав Эйфель, а собственно автором статуи был уроженец Кольмара Огюст Бартольди. Неудивительно, что во Франции есть целых 12 реплик монумента. Четыры из них приходятся на Пириж и одна – на Кольмар. 12- метровая Свобода, установленная к столетию смерти Бартольди, встречает гостей города по дороге из аэропорта. Она на полметра выше самой высокой из парижских копий – чтобы ни у кого не возникало сомнений, кто в этом уравнении главный.

  1. Юнавир. Позавидовать пернатым.

Аист, живая эмблема Эльзаса, едва не исчез из этих мест в период массовой электрофикации и уничтожения пастбищ. Вовремя спохватившись, эльзасцы стали открывать центры разведения птиц и гостевые парки, где пернатым создают пятизвездочные условия для летнего отдыха. Под это благое дело были приспособлены еще не осушенные болота, где сегодня устроены панорамные вольеры для аистов и освежающие променады для их визитеров. 

  1. Мюлуз. Вычислить силу тока.

Компания EDF, поставщик электричества в дома французов, известна высокими тарифами. Не ее вина, что простые люди используют ничтожно малую долю возможностей той драгоценной энергии, которую она им предоставляет. Познакомится с волшебной силой, живущей в розетках, можно в музее «EDF – Электрополис». Ядро коллекции – огромная машина SULZERBBC, олицетворявшая энергетическую мощь для мюлузских текстильщиков всю первую половину XX века.

  1. Замок Верхний Кенигсбург.

Это тот случай, когда Средневековье предстает не в виде замшелых дат, а в виде большого, но соразмерного современному человеку дома с колодцами, закопченной кухней и деревянной мебелью. В Верхнем Кенигсбурге хочется вспоминать принцесс Пристли, рыцарей Скотта и разом все романы бретонского цикла. В том немалая заслуга аудиогида (есть и на русском), который разыгрывает настоящие музыкальные радиоспектакли.

  1. Танн. Заглянуть в Ведьмин глаз.

Гигантский каменный круг, балансирующий на вершине холма, виден издалека. Но найти к нему дорогу непросто: она петляет между дачными участками, теряется в траве и в конце отвесно взбирается по кочкам. Местные подростки зарезервировали это место для свиданий, о чем свидетельствуют признания в любви, написанные на камнях черного цвета под «глазом». Замок Энгельсбург XIII века во время Тридцатилетней войны утратил стратегическое значение – контролировать долину реки Тюр – и был разрушен в 1673 году. Часть расколовшейся башни театрально упала на ребро и «уставилась» на долину.

  1. Долина Сунго. Пройти дорогой карпа.

Цепь деревушек, испытывающих истинную любовь к жаренному карпу, протянулась в Сунго, долину рек и озер. Здешние рестораны – около тридцати шеф-поваров – девять лет назад объединились в Ассоциацию друзей карпа. И так преуспели в продвижении своего гастрономического маршрута, что догоняют по популярности Эльзасский винный путь. Во второй половине марта здесь проходит праздник Карпа: рыюа-фетиш, обычно соседствующая лишь с жаренной картошкой и ломтиком лимона, предстает в виде биточков, суши, чипсов и муссов.

  1. Унгерсхайм. Перенестись в прошлое.

Экомузей в Унгерсхайме – это 10 гектаров для тех, кто считает, что старый добрый Эльзас с его фахверковыми домиками, аистами и гончарными мастерскими остался в прошлом. Волонтеры воссоздали деревню, где связь пшеницы и хлеба по – прежнему очевидна и где для утренней каши надо сперва надоить молока. Здесь можно научиться стричь овцу и резать по дереву, сделать подсвечник  из стекла к празднику Всех Святых, а потом побриться у цирюльника.

  1. Страсбург. Дождаться темноты.

 Хотя амбиции католической церкви постепенно отодвигаются Стасбургский собор все ниже в рейтинге самых высоких соборов мира, в одном он остается чемпионом – это самая высокая церковь, полностью построенная в Средневековье. Остоконечность его пламенеющей готикисмягчает розоватый оттенок вогезовского известняка. А с заходом солнца щербатый от орнаментов фасад становится экраном для световых шоу. Сердце собора – астрономические часы с танцующими фигурами, дающими полное представление в 12:30.

  1. Мюлуз. Заглянуть под капот.

Текстильные магнаты братья Шлюмпф переводили деньги, нажитые на хлопке, в шедевры автопрома. Автомобили постепенно вытеснили прядильные станки, завод встал, и коллекционерам пришлось бежать в Швейцарию от судебных исков и гнева рабочих. Роскошный автопарк был арестован до окончания разбирательств. В музее, где его разместили, сегодня можно изучать анализ и синтез автомобиля, его философскую подоплеку и техническую начинку, биографию коллекционных машин и их аэродинамические свойства.

 

  1. Дорога вин. Растянуть удовольствие.

Белое вино во всем своем блеске, от юных игристых креманов до тягучих и поздних сборов и «ледяного вина», предстает перед гостями Эльзасского винного пути. Рекомендуемая последовательность дегустации – начинать с шасли, сильванера и, если удастся найти, почти исчезнувшего книпперле; потом, оставаясь в той же тональности, переходить к сепажам более высокого полета, таким как мускат и рислинг, и полировать это удивительное путешествие в недра своего подсознания гевюрцтраминером и токаем.

  1. Гертвиллер. Попасть в пряничный домик.

Эльзас с рассыпчатыми крышами, декоративными ставенками и стенами цвета яичной глазури кажется сплошь составленным из пряничных домиков. И хотя коврижки исторически штамповали в Дижоне и Реймсе, настоящей столицей французского пряничного промысла является эльзасский городок Гертвиллер, где в начале XX века работали 9 пряничных кондитерских. Сегодня их осталось только две, но пряники по-прежнему основная пища экономики города: туристы едут сюда ради двух конкурирующих музеев традиционно рождественской сладости.

 

  1. Юсран-Вессерлин. Заглянуть к мастерам.

Территория текстильной мануфактуры превратилась в Город мастеров – диснейленд для тех, кто озабочен поиском аутентичного подарка. Украшения из камней, керамики, коллажи из ткани, аксессуары из дерева, винтажные пуговицы и леденцы на палочке – все ручной работы и с очевидно эльзасским настроем. Бывшие заводы и склады отданы под ателье ремесленникам и дизайнерам, а на фабричных подворьях разбиты сады пяти видов. О мануфактурном прошлом места рассказывает экспозиция местного Музея текстиля. 

Источник: журнал «Аэрофлот», июль 2013 

...полный список

Перейти на сайт
  • Пятое время года, 52-16-99
Перейти на сайт
  • Толиман-тур, 777-077  
Перейти на сайт
  • Югра, 57-21-21  

 

© 2011 Все права защищены
Набережночелнинский альянс туристических агентств «НАТА»
Рейтинг@Mail.ru Tatarstan.Net - все сайты Татарстана